Зелёные Святки. Троица.


21 июня 2013 10:46

Праздник Троицы празднуется на пятидесятый день после Пасхи. Это великий двунадесятый праздник православного календаря в память о сошествии святого духа на апостолов, когда чествуется Святая Троица. На Руси Троица связана также с именем святого Сергия Радонежского. В народной традиции на Троицу славили цветущую растительность, завивали березку, кумились, устраивали девичьи гадания.

В этот день православная церковь вспоминает сошествие Святого Духа на апостолов и чествует Святую Троицу. Праздник в честь Троицы, узаконенный церковью в 4 веке, долгое время не был широко распространен в древней Руси. В 14-16 веках культ Троицы становится чрезвычайно популярным в русских землях, и связано это с деятельностью Сергия Радонежского, наиболее почитаемого в народе святого. В честь Святой Троицы преподобный Сергий в 1345 году освятил обитель, основанную им для монахов-схимников, живших обычно в уединении. В основе объединения отшельников лежала богословская формула «Единство во образ Святой Троицы» - нераздельной и не слившейся, ставшая вскоре очень популярной среди светской и духовной власти, а также в народе. Как нераздельная, Троица олицетворяла необходимость объединения русских земель, как неслиянная, она требовала освобождения от иноземного ига, от всего духовно чуждого. Начавшись с обители Сергия Радонежского, почитание Святой Троицы быстро распространилось по всей Руси. С середины 14 в. праздник Пятидесятницы чаще стали именовать Троичным днем.
На Троицу православные храмы украшаются свежей зеленью; молящиеся во время службы держат в руках березовые ветки и цветы - символ возобновленной весны и, вместе с тем, символ обновления людей силой нисходящего Духа Святого. В честь этого праздника священники нередко облачаются в фелони зеленного цвета, а церковная утварь украшается светло-зелеными тканями и лентами.

В народной традиции Троица входит в праздничный цикл, который начинается с Семика и заканчивается Духовым Днем. Нередко Троицей называли весь праздничный промежуток времени, любой из его дней.
Троица почиталась в народе за большой праздник, к нему тщательно готовились: мыли и убирали дома, занимались приготовлением блюд для праздничного стола, заготавливали зелень.
Символом праздника, главным атрибутом многих обрядовых действий была береза. На растущих березах «завивали» ветви, переплетая их друг с другом, с травой, цветами, лентами, полотенцами и т.д. Со временем их обязательно «развивали», считая, что в противном случае дерево может «обидеться». Участники трапез, проходивших около берез, устраивали ритуальное «кормление» дерева. Девушки кумились с березой и называли ее в течение праздника «кумой», использовали в гаданиях. Часто березка становилась центром народного гулянья Троицкого дня.
Повсеместно свежей зеленью украшали поселки, церкви, дома и хозяйственные постройки. В ряде мест в этот день запрещалось рубить и ломать деревья и ветви; разрешалось срубать только обрядовое деревце - выбранную заранее березку. Поэтому крестьяне часто говорили, что в Троицу лес - именинник.
Троица считалась в народе праздником исключительно женским, а точнее девичьим. В этот день девушки одевали самые лучшие наряды, нередко сшитые специально для троицких гуляний, головы украшали венками из свежей зелени.

Троицын день с незапамятных времен является одним из любимейших праздников русского народа. С ним связано много народных обычаев и обрядов, справляемых помимо церковного торжества. С Троицкой, или «семиковой», «семицкой», неделей было связано столько самобытных проявлений народного суеверия, как ни с одним другим праздником, за исключением Святок. Эта неделя, посвященная богине весны, победившей демонов зимы, издавна чествовалась шумными общенародными игрищами.
«Семицкая» («семиковая») – седьмая после Пасхи – неделя, заканчивающаяся Троицыным днем, носила название «зеленых Святок». В народной Руси именовалась она также «русальной», «зеленой», «задушными поминками», «разгарой» – каждое из названий находит свое объяснение в пережитках русского язычества. «Честная Масленица в гости Семик звала, честь ей за то и хвала!» – говорит народная прибаутка. Семик – это, собственно, четверг (четверток) на последней неделе перед Пятидесятницей; на седьмой неделе после Пасхи. В этот четверг, посвященный древним язычеством верховному богу Перуну, совершались главные приготовления к празднованию Троицына дня.
Семик «честной» – тоже весенний праздник и притом самый веселый и коренной, соблюдаемый с древних времен. С широкой Масленицей у Семика большое сходство, разница тут только в том, что один праздник приспособлен к концу зимы, а другой – к концу весны, и оба – в честь красного солнышка.
Повсюду к Семику шла в деревнях девичья складчина: собирались яйца, пеклись лепешки и пироги, закупались всяческие лакомства. Девушки целыми деревнями отправлялись в рощу, на берег речки – завивать березки, «играть песни» и пировать. Основное ядро Семикового праздника и его отличительная особенность – завиванье венков. Крестьянские девушки с первых летних дней начинали плести (завивать) венки, которые были не просто украшением, а выступали в качестве оберегов от нечистой силы и злых людей. Завивали венки на себя, на родителей, на жениха или просто на знакомых, оставляя их до Троицына дня, когда ходили «ломать венки», то есть, погадав на них, бросать в воду. На березки вешались венки, по которым девушки загадывали о своей судьбе, бросая их на воду, в пруд или реку, в самый Троицын день.
Вслед за пирушкой девушки начинали водить хороводы. В ближней роще выбирали кудрявую березу, срубали самую густую ветку, украшали ее лентами, втыкали в землю и, ухватившись за руки, сплетались хороводом и пели песни.
Березонька кудрявая,
Кудрявая, моложавая.
Под тобою, березонька,
Всё не мак цветет,
Под тобою, березонька,
Не огонь горит;
Не мак цветет,
Не огонь горит —
Красные девушки
В хороводе стоят,
Про тебя, березонька,
Всё песни поют.
Семицкие хороводы сопровождались особыми обрядами, посвященными «березе-березоньке», которой воздавались особые почести – вероятно, как живому олицетворению древней богини весны. Наряжали березу в ленты, пестрые лоскутки, носовые платочки, приносили на семицкие пирушки куклу из соломы, разукрашенную березовыми ветками. Хороводы девичьи прекращались с Троицы до Успения.
Существовало поверье, что славянские нимфы и наяды – русалки, живущие в омутах рек, выходят в Троицкую неделю из воды. Накануне Троицына дня убегают они в поля, странствуют по берегам своих рек в близлежащих лесах и рощах, приютом себе избирая ветвистые старые деревья, преимущественно дубы, качаются на ветвях и заводят свои ночные игры. Русалки, по народному представлению, это тоскующие души младенцев, родившихся мертвыми или умерших некрещеными. Они, начиная с зеленых Святок до Петрова дня, живут в лесах, смехом и ауканьем зазывая к себе путников, которых защекочивают до смерти. На «зеленой», «русальной» неделе никто не купается – из опасения попасть к ним в руки, а Семик называют еще «великим днем русалок». С русальным праздником у Семика такое близкое родство, что по основным приметам их отделить очень трудно. В этот день взрослые девушки плели венки и бросали их в лесу русалкам, чтобы они добыли им суженых.
Троицын день можно с полным основанием назвать «зелеными Святками». К празднику заготавливали молодую зелень: ветки березы, считавшейся деревом, оберегающим от зла; клена, в которого превращались проклятые люди, и дуба – могучего дерева, символизирующего мужское начало, силу и крепость; ветки рябины, почитавшейся на Руси прекрасным оберегом, и орешника, связывавшегося с загробным миром. В день празднества прихожане в церквях выстаивали обедни с букетами луговых цветов или ветками деревьев, как улицы, так и дома украшались березками, травы и ветки привязывали к рогам коров, разбрасывали в огородах. Считалось, что в развешенной в доме зелени прячутся души умерших родственников, спускавшихся на землю в праздник Троицы. По окончании празднества (через неделю после Троицы) зелень сжигали, бросали в овраги или сплавляли по реке. Полевые цветы, побывавшие в церкви, засушивали и хранили за иконами для разных надобностей: клали их под свежее сено и в житницу, чтобы не водились мыши, в норы на грядках от землероек и на чердак от пожара. Деревья свозили на деревенские улицы целыми возами и украшали не только двери домов, но и оконные косяки, а в особенности церковь, пол которой усыпали свежей травой: ее всякий при выходе с обедни старался захватить из-под ног, чтобы примешать к сену, вскипятить с водой и пить как целебную. Из листьев деревьев, стоявших в церкви, вили венки и клали их в горшки при рассаживании капусты. Во многих селах обметали могилы пучками цветов, принесенных из церкви от троицкой обедни. Это называлось «глаза у родителей прочищать».
Во многих местностях на Руси в этот праздник происходили смотрины невест. Девушки собирались на лугу и, сойдясь в круг, медленно двигались с песнями. Вокруг стояли женихи и высматривали себе невест. Существовал также обычай «крещения кукушек», состоявший в том, что на семицкое гулянье в роще избранные гуляющими «кум» и «кума» надевали крест на пойманную заранее кукушку или на траву, носящую ее имя (кукушкины слезки, кукушечий перелет и др.), клали их на разостланный платок, садились около него и целовались под приуроченную к этому семицкую песню:
Кумушка, голубушка,
Серая кукушечка!
Давай с тобой, девица,
Давай покумимся!
Ты мне кумушка,
Я тебе голубушка!
Кумушка, голубушка,
Горюшко размыкаем!
Будешь мне помощница,
Рукам моим пособница!
Со временем, когда выполнению девичьих ритуалов уже не придавалось такого значения как прежде, Троица стала осмысляться как праздник молодежи. Его характерной чертой были всеобщие молодежные гулянья, на которые сходились представители нескольких деревень. Гулянья нередко продолжались всю ночь, при этом обычно жгли костры.
На заключительном этапе празднования Троицы совершались проводные обряды: отпевание, потопление, сжигание троицкой березки, проводы Костромы.

В рамках программы «Сурский край без наркотиков» 21 июня в Пензенском краеведческом музее пройдет игровая программа «Зелёные святки. Троица»
 



Памятники Пензенской области

В годы Великой Отечественной войны в г. Пензе размещалось несколько госпиталей для раненых бойцов. Воинов, умерших от ран, хоронили на Мироносицком кладбище, в результате чего здесь сложился целый комплекс захоронений. Могилы неоднократно обустраивались с заменой надгробий. Также устанавливались новые памятники. Весь комплекс воинских захоронений территориально можно разбить на пять участков, которые расположены по обе стороны от главного входа на кладбище. Могилы вои...